Home Новости Профсоюзы Гость в студии 20.01.2018
  • 0
  • 1
  • 2
  • 3
prev
next

Как создать профсоюзную организацию

Гость в студии Печать E-mail
28.12.2017 08:15
shef na_NGK26 декабря Национальный жилищный канал пригласил Председателя Союза организаций профсоюзов "Мурманский областной совет профессиональных союзов" Александра Первухина на передачу «Гость в студии». С сюжетом передачи вы можете ознакомиться на нашем сайте.
Предлагаем вашему вниманию полную версию стенограммы данной встречи:

Ведущий (В): Александр Леонидович, предлагаю сегодня побеседовать о недавнем громком решении Конституционного Суда РФ по поводу правильности начисления заработной платы северянам и о том, чего нам всем следует в связи с этим решением ожидать. Не возражаете?

А.Л. Первухин (А.Л.П.): Не возражаю. Сегодня данная тема является одной из самых обсуждаемых – как среди работников, так и среди работодателей и чиновников различных уровней. И это вполне естественно.

В.: Вкратце, в чем суть решения Конституционного Суда?

А.Л.П.: Если коротко, суть в том, что Конституционный Суд обязал начислять стимулирующие и компенсационные выплаты, в том числе районный коэффициент и процентные надбавки за стаж работы на Крайнем Севере, на минимальный размер оплаты труда.

В.: А что, раньше было по-другому?

А.Л.П.:  Фактически – да, по другому. Подавляющее большинство работодателей включали надбавки и районный коэффициент в состав установленного минимального размера оплаты труда, а не начисляли их сверху. При том, что мы все понимаем, что люди, работающие в суровых условиях Крайнего Севера и, люди, работающие в благоприятных климатических условиях средней полосы и юга должны получать разную зарплату. Этим и было обусловлено появление в советские времена т.н. «полярок», которые являются  компенсацией за работу в экстремальных климатических условиях.

В.: Получается, что до решения Конституционного Суда  законодательство позволяло работодателям так поступать? 

А.Л.П.: Как разъяснил Конституционный Суд – нет, не позволяло, просто с 2007 года законодательство стало неправильно трактоваться. В 2007 году из Трудового кодекса была исключена норма, согласно которой тарифные ставки и оклады не могли быть ниже МРОТ, а стимулирующие и компенсационные выплаты исключались из его состава. Однако, как сейчас пояснил Конституционный Суд, это не давало оснований для включения указанных выплат в состав МРОТ. Одновременно регионы получили право путем заключения специального трехстороннего соглашения самостоятельно устанавливать размер минимальной заработной платы, превышающий федеральный МРОТ.

В.: Как Вы думаете, почему из Трудового кодекса была убрана эта норма? 

А.Л.П.: На тот момент МРОТ в России составлял всего 1100 рублей.  А прожиточный минимум  был 4116 рублей, т.е. в 4 раза больше. Всем было очевидно, что прожить на эти деньги невозможно. Стоял вопрос существенного повышения минимального размера оплаты труда. По мнению законодателей, добиться этого можно было, лишь убрав данную норму из Трудового кодекса.  Что, в конечном итоге, и  произошло – с 01 января 2018 года МРОТ увеличен до 9489 рублей, т.е., более чем 8,5 раз по сравнению с 2006 годом.
Наш же регион воспользовался возможностью, предоставленной Трудовым кодексом, и решением областной трехсторонней комиссии был установлен размер минимальной заработной платы в Мурманской области с 1 января 2008 года в размере 5000 рублей – на уровне действовавшего тогда прожиточного минимума трудоспособного населения, или в 2, 2 раза больше федерального значения МРОТ.

В.: Соблюдался ли в Мурманской области принцип соответствия МЗП прожиточному минимуму и в последующие годы?

А.Л.П.: Да, благодаря нашему взаимодействию с социальными партнерами размер МЗП ежегодно корректировался, и все последующие 10 лет минимальная заработная плата в нашем регионе не уступала прожиточному минимуму трудоспособного населения, действовавшему на момент проведения переговоров. 

В.: Отличалась ли ситуация с МЗП в других субъектах Федерации  от нашей?

А.Л.П.: Думаю, таких регионов, где в течение 10 лет МЗП была не ниже прожиточного минимума, в России можно по пальцам пересчитать. Всего же, как Вы знаете, в России 85 регионов.

В.: Давайте вернемся к постановлению Конституционного Суда. Буквально на днях состоялось заседание Президиума Мурманского облсовпрофа, в ходе которого профсоюзы согласились с предложением социальных партнеров о прекращении с 7 декабря 2017 года действия Соглашения о минимальной заработной плате в Мурманской области. Почему?

А.Л.П.: С учетом выводов, сделанных Конституционным Судом, действовавшее на территории региона Соглашение о минимальной заработной плате не отвечало конституционно-правовому смыслу положений Трудового кодекса РФ в части включения в размер МЗП стимулирующих и компенсационных выплат. Как известно, Постановления Конституционного Суда РФ окончательны, обжалованию не подлежат и вступают в законную силу немедленно с момента публикации. Следовательно, мы обязаны были либо привести формулировки Соглашения в соответствие с нормами закона, либо прекратить действие Соглашения. В существующей ситуации последнее было наиболее приемлемым решением.

В.: Хорошо помню, что 27 октября, совсем недавно, региональная трехсторонняя комиссия установила новый размер МЗП в нашей области на 2018 год – 15185 рублей. Что же, получается, что профсоюзы сдают свои позиции, а Мурманская область переходит на федеральный МРОТ в 9489 рублей?

А.Л.П.: Ни в коем случае! Мы не уступили своих позиций, и не собираемся этого делать впредь. Сегодня, принимая решение об установлении размера оплаты труда каждого работника, работодатель должен внимательно следить за тем, чтобы размер заработной платы без учета стимулирующих и компенсационных выплат, к числу которых относятся районный коэффициент и так называемые «полярки», не был менее федеральной величины МРОТ. Таким образом, минимальная сумма начисляемой заработной платы на территории Мурманской области должна составлять уже не 15185 рублей, а, при наличии всех процентных надбавок, 21824 рубля, что существенно выше октябрьских договоренностей в рамках трехсторонней комиссии. 

В.: А как будут обстоять дела у тех, кто только-только устроился на работу, либо переехал в нашу область из другого региона и не имеет максимального размера «полярок»?

А.Л.П.: Во-первых, для местной молодежи, вступающей в трудовую жизнь, решениями региональных и муниципальных властей предусмотрено полное начисление процентных надбавок с первого дня работы – при условии, что молодой человек прожил на Севере не менее 5 лет. Если пяти лет нет – существует ускоренный порядок зарабатывания «полярок», установленный еще в советское время и действующий поныне. Что касается приезжих, не имеющих стажа проживания и работы на Севере, то таковых не очень много – это коснется порядка пяти процентов от тех, на кого распространяется решение Конституционного Суда.

В.: Интересно, а что думают по поводу решения Конституционного Суда наши работодатели и власти?

А.Л.П.: Прежде всего, они обязаны его должным образом исполнять. Альтернативы этому просто нет.

В.: Но ведь потребуются огромные деньги! Кроме того, уже принят в третьем чтении региональный бюджет на 2018 года.

А.Л.П.: Изменения в бюджет можно вносить в течение всего года. Главное – где найти необходимые средства. Об этом Вам лучше спросить представителей исполнительной власти и предпринимательского сообщества. Мне лишь известно, что, по предварительным подсчетам, на реализацию Постановления Конституционного суда Правительству Мурманской области потребуется дополнительно изыскать более 2 миллиардов рублей. Задача не из легких. Но, повторюсь, решения Конституционного Суда обязательны к исполнению. 
 
Спасибо, Александр Леонидович!
 

Вверх